Пн. Май 20th, 2024

Отечественная глазами офицера «Смерша»

Люди, работавшие в «Смерше», не любят говорить о прошлом даже спустя много лет. Они-кремень. Как и контрразведчица, жительница Димитровграда Нина Павловна Захарова. О героизме в годы войны уж столько сказано, а вот о предателях и трусах как-то не принято упоминать, словно их и не было вовсе. И о бойцах незримого фронта, которые тоже «приближали День Победы как могли»… Но Нина Павловна все-таки согласилась и приоткрыла завесу службы в контрразведке.

Заводной девчонке из Владимира многое давалось легко: учеба, работа, и, главное, общение с людьми. Окончила текстильный техникум, «доросла» до помощника мастера ткацкой фабрики в 19 лет, была пионервожатой, комсомольским секретарём. Когда началась вона, она «своих»девчонок в первый же день примела в военкомат – «хором» записались  добровольцы. «Востроглазых» определили в снайперы.

Нина и тут – первая! Мужики диву давались: «Гляди-ка ты, девка словно родилась стрелком, без промаха бьет!». Отправили в самое пекло. Меткий глаз и твердая рука юной снайперши многим бойцам спасли жизнь. А ее во время атаки подкосила-таки вражеская пуля, стеганула по ногам… Ну не угоди с ранением в подмосковный госпиталь, вряд ли она попала бы в «Смерш».

Именно в это время шел отбор в контрразведку. После госпиталя, тщательных проверок и некоторой спецподготовки Нину определили в танковую армию 1-го Украинского фронта. И поди распознай в стройной светловолосой дивчине в форме бойца-санинструктора офицера «Смерша».

Какие они, фронтовые будни 1-го Украинского глазами контрразведчика? «Танки горели, как спички а с ними и танкисты – молодые, необстрелянные. Бессмысленная, совсем негероическая смерть», — с горем вспоминает Нина Павловна. Ей лучше других были известны настроения солдат, порой такие упаднические… Среди ее функций была и военная цензура. Сколько отчаянных строк пришлось вымарывать во фронтовых треугольниках! «Коля, нет сил дальше жить, нечем кормит детишек, пухнем с голоду…». Дойди весточка в таком виде до адресата – какой уж тут боевой дух! В 1943-м немцы решили разоружить нашу армию нашими же руками. «Прощупывали» солдат, вербовали агентов любыми посулами, находили самые уязвимые места. Контрразведка работала на полную катушку. Разоблачать приходилось даже … детей. Да-да, порой местная ребятня лихо отплясывала на армейской вечеринке  и кто-то, тихо пристроившись в уголке, вышивал платочек крестиком. А каждый крестик – условное обозначение единиц живой силы и техники (бандеровские настроения в Западной Украине были сильны). На «удочку» попадались и молодые парни, и зрелые мужики-танкисты, чьи руки истосковались по земле, собственному хозяйству. И те, кто не хотел служить «пушечным мясом»…

Смершевцы имели неограниченные права лишать жизни при первых подозрениях – как «тройки» в сталинско-брежневские времена. «Признаюсь, я не выносила, когда били на допросах, — вспоминает Нина Павловна. – Особенно злобствовал один наш начальник – москвич по фамилии Белоусов. У него, по-моему, с нервами не все в порядке было. Иные раскаивались, их отправляли в штрафбаты. Бывало, только что завербованные выкладывали все начистоту, становились нашими агентами и приносили немало пользы».

Однажды Захарову послали на выполнение сверхсекретного задания: доставить на Большую землю на «кукурузнике» ящики с документами. В случае невыполнения она сама –смертник. Подполковник наставлял: «Поди, высоты боишься? Помни: ящики с документами ни при каких обстоятельствах не должны попасть врагу». Летели под мощным обстрелом, едва дотянули до своих. За это спецзадание Нину представили к награде. Их, боевых, у нее несколько. В том числе – орден Красной звезды.

Она не любит неправды, этакой лакировки в разговорах о войне. Насмотрелась на высокомерные нравы, вседозволенность, корысть, которые особенно проявлялись в последние дни – при освобождении Венгрии, Германии. Девчатам из «Смерша» было строго сказано: ни одной нитки не брать у поверженного врага. Само же высокое начальство отправляло домой десятки посылок со шмотками. «Возил майор Хлыстов кралю за собой, и ей все дозволялось. Она набивала чемоданы добром из магазинов. Как-то взяли мы эти чемоданы и выбросили в окно на глазах у ее покровителя…».

После войны Нина Павловна вышла замуж за прекрасного человека, тоже контрразведчика.

Справка:

До 1942 года в Советских войсках были особые отделы НКВД, затем их переименовали в «Смерш» («Смерть шпионам») и переподчинили Наркомату обороны страны. В 1944 году вновь вернули в Наркомат госбезопасности (НКГБ). Главные задачи «Смерша» — борьба с агентурно-диверсионной деятельностью гитлеровской военной разведки («абвера»); обеспечение секретности маневров войсковых соединений при подготовке крупных операций; борьба с изменниками Родины.