Сб. Фев 24th, 2024

Допрос Гашкова: прикрылся покойным Живайкиным, «плыл» в показаниях и многое не помнил

Уволенный со скандалом и богатым «багажом» возбужденных, но до сих пор не доведенных до суда уголовных дел экс-министр здравоохранения Ульяновской области Александр Гашков вчера «солировал» в суде по даче взятки бизнесменом Курковым, отвечая на многочисленные вопросы стороны защиты. Там, где «плыл», повторял как мантру заученные фразы о том, что «он боялся за свою жизнь, свою семью, сотрудников минздрава», о том, что подвергался административному давлению и сделал все, чтобы не пойти на преступление. Покойный Живайкин вновь остался «крайним» во всех «историях» Гашкова, ибо с покойника не спросишь. Красиво. Стороне защиты удалось «выбить» практически все нужные ей показания, несмотря на отвод судьей Поладовой целого ряда весьма важных вопросов. В конце заседания адвокаты Куркова преподнесли «сюрприз» гособвинению. Последнее посчитало его не относящимся к делу, но заметно напряглось

Опрос свидетеля Гашкова начался, когда на Камчатке рабочий день подходил к концу. Министр сходу попросил огласить свои ранее данные в ходе следствия показания, несмотря на то, что к суду готовился заранее. Все это было заметно невооруженным глазом. На вопросы гособвинителя Игоря Рябова отвечал без запинки. О том, что с Курковым познакомился в 2021 году, когда пришел работать в министерство. О том, что за это время у них сложились рабочие отношения. И это несмотря на то, что за год было всего восемь встреч, как минимум четыре из которых – уже в ходе ОРМ. По словам Гашкова, год они не общались, но тут же его показания, что «бизнесмен регулярно встречал его у минздрава и приезжал к дому. А к середине 2022 года сложилась такая ситуация, когда невозможно стало работать…. Курков и Живайкин якобы постоянно «дежурили» в минздраве». Слушая это, создавалось впечатление, что региональный минздрав при Гашкове из госучреждения превратился в проходной двор, откуда не вылезали бизнесмены. Куда делась охрана, которая пропускает в минздрав только с разрешения руководителей отделов, — огромный вопрос.

— 24 июня я позвонил Куркову и предложил встретиться во Владимирском саду. Был Курков, охранник, были те, кого я не помню. Говорили о поставках медоборудования. С определенными разговорами. Ну, вы понимаете. В какой-то момент он предложил 15% от суммы сделки. Предлагалось использовать те ТЗ, которые он подготовит. Стоимость оборудования по госзакупкам примерно на 200 млн. рублей.

Вы аудиофиксацию вели? – задался вопросом адвокат.

— Нет, — уверенно ответил Гашков, тут же добавив, что Курков был крайне настойчив. – Был разговор об административном давлении. Обычную болтовню Куркова, где сам бизнесмен сначала говорит о своей семье, а затем о том, что у министра хорошая семья и чудный ребенок, Гашков, с его слов, воспринял как угрозу близким. Последнее выглядело весьма нелепо. Тем не менее, 25 июня Гашков вновь «забил стрелку» Куркову, продолжив разговор о поставках оборудования в кратчайшие сроки. Со слов Гашкова, в этот день был обозначен перечень оборудования, а Курков ему давал некие знаки руками, намекая на «откат», а 29-го, когда Курков позвонил министру и сказал, что он рядом с его домом, тот, не раздумывая достал из портфеля завалявшийся почти как год старый телефон, включил его и пошел писать бизнесмена. Время было около 12 ночи. И тут Гашкова ждали вполне резонные вопросы защиты: зачем тот пошел на встречу так поздно, почему не отказался?

— На тот момент мной уже было написано заявление в ФСБ, — уверенно заявил Гашков.

Подождите, Вы только что пояснили, что заявление подали 30 июня, то есть на следующий день после той встречи. Теперь заявляете обратное. Телефон, на который Вы записывали, он якобы болтался в Вашей сумке год! А как же Вы его не заряжали? Каким образом завалявшийся телефон мог включиться?

Экс-министр встал в ступор, заявил, что не помнит. Память отшибло известно от чего: Гашков на тот момент уже находился в разработке силовиков по хищению средств на гозакупках в онкодиспансере, а вопрос с бесследно исчезнувшим телефоном из материалов дела еще раз доказывает версию защиты о том, что аудиозапись, с которой якобы Гашков отправился искать помощь у правоохранителей, была сделана самими силовиками в рамках ОРМ, проводимыми в отношении самого экс-министра, а не Куркова. Впоследствии, напомним, со слов Гашкова, именно аудиозапись от 29-го июня была представлена следствию им почему-то в ноябре, сам телефон бесследно исчез, а экспертиза аудиофайла показала, что записывался он на том же самом оборудовании, что и 24, и 25 июня. Это когда, со слов Гашкова, оперативники нацепили на него спецоборудование, отправив за провокацией на дачу взятки. Но никак не на диктофоне, встроенном в телефон.

О том, как конкретно силовики готовили экс-министра здравоохранения Ульяновской области к спецоперации, Гашков не помнит. Не помнит, проходил ли обучение, как включать или выключать записывающее устройство. Не помнит, расписывался ли он на CD-R диске с ОРМ, о котором сторона защиты просила допросить следователя Савельева, но судья отклонила, а диск по вине следователя оказался сломан и не читается! Не помнит, в связи с чем допрос 25 августа проводился с 6 утра, и почему так рано, когда нормальные люди спят… Все вопросы по оперативно-розыскным мероприятиям судьей были сняты. Как и все вопросы в отношении зампрокурора Гришина, несмотря на уточнение адвоката Киреева о том, что Гашков с марта по июнь месяц неоднократно встречался с Гришиным, где как агент записывал все разговоры. При этом, Гашков на голубом глазу вновь заявил, что этого не помнит. Зато хорошо помнит, как к нему приходил якобы Живайкин и говорил, что именно Курков якобы является инициатором всех прокурорских проверок, проходивших в Минздраве. Эту версию, равно как и об угрозах со стороны Куркова и Живайкина, о том, что они «дежурили» в госучреждении, Гашков за время вчерашнего заседания повторил раз двадцать. По большей части, не к месту, когда не знал, как ответить на вопрос или попадал в «капкан» вопросов адвоката Максимова.

smart

— Вы с Курковым не общались продолжительное время. Год с небольшим. Причины?, — приступил к опросу свидетеля адвокат Куркова Максимов.

— Не было желания.

Вы были инициатором встречи 13 августа 2021 года в доме Куркова. Год потом не общались. Для чего?

— Меня к этом подтолкнули. Живайкин мне уже чуть ли не угрожал.

Кто Вас натолкнул на встречу?

— Я не готов отвечать. Определенный круг лиц.

Фамилии можете назвать?

—  Я не помню. Вероятно, некоторые.

Есть материалы, которые представлены в следствии. Где-нибудь были слова Куркова, предложение дать Вам взятку в размере 2 млн. рублей?

— Не помню.

— «Стандартно 10». Что это?

— Эта фраза была мной сказана, чтобы Курков от меня отстал, это было моим предположением. Об этом я, в том числе, слышал из СМИ, — придумывал на ходу Гашков.

Что такое 10 стандартно? 10 миллионов, 10%, от чего: выручки, прибыли? – конкретизировал адвокат Куркова.

— Не знаю. Наверное, от суммы контракта. Как один из вариантов. Это фраза, чтобы понять, что происходит, и чтобы от меня отстали.

Адвокат Максимов засыпал экс-министра вопросами, зачитывая разговор из ОРМ. Ответы на которые поразят любого:

Рассказывали ли Вы Куркову, что можете решить вопрос с закупкой? C заведением его человека на начальника отдела закупок?

— Половина этих слов была вымыслом.

Как прокомментируете упреки Куркова о том, что у Жорова пролежали документы на госзакупки на столе два месяца?

— Не могу комментировать.

Предлагали ли Вы Куркову поставить его закупщика на начальника отдела?

— Это был разговор, не более.

Зачем втягивали Куркова в разговор, если не собирались этого делать?

Судья сняла вопрос. Тем не менее, Гашков заявил, что это «была игра слов».

У Вас были ли какие-то обязательства финансового характера? Перед кем? Вы заявили на встрече «Перед теми же самыми».

— Весь разговор выдуман мной, я вообще не просил и не планировал прикладывать усилий для получения взяток.

Вы сказали Куркову, что должны дать взятку Кучицу?

— Я ничего не планировал брать и давать.

Зачем Вы провоцировали Куркова на коррупционные темы и разговоры?

Cудья сняла вопрос, а Гашков кинулся искать защиту в лице гособвинителя в надежде, что тот прекратит допрос. Безрезультатно, адвокат Максимов принялся «мариновать» Гашкова относительно техзаданий к госзакупкам. Гашков выдавал грамотные ответы на то, что бизнес не имеет право участвовать в подготовке техзаданий согласно 44-ФЗ; о том, что он сам может получить доступ к информации лишь по запросу у Жорова. Больше никто, включая первого зам.министра – Дадианова. При этом, далее ответы Гашкова больше напоминали логику без логики:

— Такая возможность была у Куркова.

Реально? Курков мог, а Дадианов, ставленником которого в минздраве является Жоров, не мог?

— Курков через своих людей в минздраве мог это сделать. Живайкин мне даже фамилии называл.

Назовите.

— Не помню.

Амнезия Гашкова на фамилии якобы коррумпированных подчиненных, с кем он проработал целый год, нарастала с каждым последующим заданным вопросом. Причем, неоднократно. Экс-министр, к примеру, не помнит, в какой гостинице и в каком городе он снимал аудиозапись, сделанную им с Курковым с телефона на компьютер, с тем, чтобы впоследствии передать следователю: Ульяновске, Москве или Петропавловске-Камчатском. «Прокололся» экс-министр и на цвете флеш-карты, на которой Ульянов якобы принес ему техзадание к аукциону на закупку оборудования для Барышской РБ и онкодиспансера. Гашков заявил, что она белая, по факту она черная с белыми едва видимыми полосками. Сам Ульянов заявлял, что передавал красную, и не с техдокументацией, а со сравнительными характеристиками по оборудованию от разных производителей. В абсолютном большинстве заявляя о том, что не помнит, Гашков просто пытался избегать ответы на неудобные вопросы защиты, начиная откровенно «тупить».

Так было и в момент, когда адвокат Максимов поставил экс-министру вопрос о том, как тот может объяснить факт, что изъятый на флешке 7 июля 2022 года техзадания к аукциону на приобретение медоборудования для Барышской РБ, которые, по мнению следствия, готовились специалистами компании Куркова, четырьмя месяцами ранее комиссией по госзакупкам минздрава уже были согласованы и подписаны Жоровым! Они же были повторно выставлены на аукцион в июле. Так за какую победу в аукционе якобы заплатил Курков Гашкову 2 млн. рублей взятки? Или это тоже было чистой воды разводилово? Точно такое же, как названный Гашковым «откат» в «стандартно, 10», о чем экс-министр слышал в СМИ? Точно такое же, как откровенное разводилово бизнесмена завести своего человека на закупки в минздрав? Разводилово, больше похожее на провокацию под пристальным наблюдением силовиков, а грубо нарезанные файлы аудио-и-видеофиксации, нечитабельный и поврежденный CD-диск с ОРМ ставят и другие вопросы: что осталось в «вырезке»? Что за откровенная ложь про проверки минздрава, якобы, с подачи Куркова, хотя все они проводились с начала апреля месяца 2022 года по обращению в Прокуратуру области депутата Госдумы Куринного, не имеющего никаких отношений с Курковым. Напомним, тогда первая же проверка выдала на-гора целый ряд вопиющих коррупционных в минздраве эпизодов, уголовные дела по которым до сих пор остаются не расследованными, а Гашков с фальсификатором документов Дадиановым и начальником госзакупок Жоровым с треском вылетели из минздрава. И как так получается, что Гашков — дартаньян, а все остальные – ???

Конечно же, по поводу согласованной еще в апреле 2022 года закупки оборудования для Барышской РБ, которая провалялась у Жорова до июля, когда вновь была выставлена на аукцион для проведения всей этой операции, Гашков тоже не вспомнил. Судья не приняла копии протоколов комиссий по эффективности закупок минздрава и Правительства области, от апреля месяца, но отложила заседание до пятницы. С тем, чтобы истребовать-таки из минздрава и регионального Правительства данные доказательства.

Стоит предположить, что сторона защиты, равно как и гособвинение в лице Игоря Рябова еще подкинут в процесс пока еще не известные друг другу «заготовки» в виде новых доказательств.