Пн. Май 20th, 2024

Волонтеры не нашли приюта. Ульяновские зоозащитники заявляют о провале программы ОСВВ

Защитники животных в Ульяновской области просят прокуратуру и природоохранного прокурора проверить, что происходит с реализацией программы ОСВВ. Как они сообщают, в третий год действия федерального закона «Об ответственном обращении с животными» в регионе почти ничего не сделано для решения проблемы безнадзорных собак, большинство приютов даже условно нельзя назвать таковыми, и если так будет продолжаться и дальше, то проблемы с безнадзорными животными с каждым годом будут только расширяться, — сообщает kommersant.ru

Как стало известно «Ъ», в понедельник ульяновские волонтеры-зоозащитники направили ульяновскому межрайонному природоохранному прокурору Павлу Кузичеву жалобу с просьбой организовать прокурорскую проверку деятельности Агентства ветеринарии Ульяновской области по фактам отсутствия приютов для безнадзорных животных и обязать соответствующих ответственных лиц принять меры к созданию условий для реализации федерального закона № 498ФЗ «Об ответственном обращении с животными» (от 27 декабря 2018 г.).

Согласно закону № 498ФЗ, применявшаяся до введения закона эвтаназия животных недопустима, власти должны организовать в регионах России необходимое количество приютов для содержания безнадзорных животных и обеспечить для них проведение процедуры ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск), а агрессивных животных оставлять на содержании в приютах.

Как ранее сообщало Агентство ветеринарии Ульяновской области, в регионе действуют восемь негосударственных приютов: самый крупный — приют «Подарок судьбы» в Ульяновске, в Димитровграде — приют «Кот и пес», и еще шесть приютов ульяновского областного фонда защиты животных «Флора и Лавра» — в районах области.

Зооволонтеры в жалобе сообщают, что объехали приюты фонда «Флора и Лавра» в шести районах по адресам, указанным им в ответе Агентства ветеринарии, однако «каких–либо приютов для животных не обнаружили», по большинству адресов (исключение — р.п. Майна и р.п. Чердаклы) «не смогли найти даже табличку, которая указывала бы то, что по данному адресу имеется приют для животных», хотя выяснили, что по указанным адресам расположены обособленные подразделения (ветстанции) Агентства ветеринарии. «Там ничего нет, все засыпано снегом, а местные жители говорят, что никаких приютов не видели и не знают»,— сказал «Ъ» один из составителей обращения, руководитель волонтерского экологического движения в защиту природы и животных Артем Зайцев. По его словам, сами здания, «где якобы находятся приюты», находятся бок о бок с жилыми домами, что для приютов недопустимо по закону, «да и если бы там были приюты, жителям вряд ли бы понравилось постоянно слышать лай собак». К своему обращению они также приложили фото- и видеоматериалы, подтверждающие их слова.

Между тем, подчеркивает господин Зайцев, этим приютам выделяются немалые деньги на проведение ОСВВ и отлов и содержание безнадзорных животных. Так, по информации пресс-службы мэрии, только на ОСВВ по Заволжскому району Ульяновска заключен на 2022 год контракт на 600 тыс. руб. с фондом «Флора и Лавра». Всего в 2021 году на ОСВВ для приютов выделялось 8,743 млн руб. «Как проверяло эти виртуальные приюты Агентство ветеринарии, которое в этой сфере является надзорным органом, я не знаю»,— заметил господин ­Зайцев.

В своем обращении волонтеры также высказали мнение, что приюты в районах косвенно аффилированы с Агентством ветеринарии (ранее учредителями одноименной общественной организации, расположенной по тому же юридическому адресу, были заместитель руководителя агентства Александр Жданов и начальник ОГБУ «Симбирский референтный центр ветеринарии» Таисия Рузанова, а сейчас юридический адрес фонда так же находится по одному юрадресу с Симбирским референтным центром).

Директор «Флоры и Лавры» Татьяна Семенова заявила, что зооволонтеры «не правы», «видимо, не там искали», «приюты есть, и они работают, арендуя часть помещений ветстанций», «и если бы руководству заранее позвонили, волонтерам бы все показали», а «лая собак сейчас не слышно, потому что все контракты уже отработаны, собакам провели ОСВВ и ­выпустили».

Господин Зайцев возражает: «Если даже там есть небольшой загончик с будкой, то это никак нельзя назвать приютом. «Назвать это приютом — все равно что киоск на колесах назвать супермаркетом. К приютам есть специальные требования (оговорены постановлением облправительства № 154П от 3 апреля 2020 года. — «Ъ»): там должны быть специальные вольеры, клетки и будки определенной площади, специальные площадки для выгула собак, карантинное помещение с изолированными отсеками, ветеринарный пункт, помещение для стационарного лечения животных, место приготовления пищи. Ничего этого мы не видели. Кроме того, не может такого быть, что ни одной собаки даже нет в приюте — всегда есть те, которых надо продолжать содержать там — больных, или агрессивных».

Руководитель Агентства ветеринарии Нина Пелевина в беседе с «Ъ» заявила, что приюты есть, и они работают, хотя и признала, что «конечно, там не все соответствует требованиям, не все по проекту, но надо будет все посмотреть и проверить», но «главное, что они соблюдают главный принцип, могут оказать квалифицированную помощь».

Стоит отметить, что еще два года назад руководитель общественной организации «Правовое экологическое сопротивление» Наталия Лазарева обращалась к властям с просьбами увеличить финансирование реализацию в регионе закона № 498ФЗ, чтобы построить как можно быстрее необходимое количество приютов, потому что эффект от ОСВВ наступает не сразу, а в течение нескольких лет, однако все эти годы финансирование программы оставалось на прежнем уровне — около 8 млн руб., а в бюджете 2022 года пока заложено только 3 млн руб. Госпожа Лазарева предлагала в этом году увеличить финансирование по этой строке до 151 млн руб., из которых 21 млн руб. — затраты на исполнение полномочий по ОСВВ для 2400 животных и около 130 млн руб.— единовременные расходы на строительство государственных и муниципальных приютов. Но ей было отказано.

Председатель профильной комиссии Общественной палаты Ульяновской области Владимир Малинин считает, что есть только один путь решения проблемы безнадзорных животных — строительство полноценных приютов для них, как того требует закон, «и сделать это необходимо как можно быстрее, потому что в противном случае безнадзорных животных будет рождаться с новыми поколениями все больше и больше». «Я обращался по этому поводу и к депутатам заксобрания, и к правительству региона, но пока отклика не нашел»,— сказал господин Малинин.

Получить комментарии природоохранного прокурора не удалось. Комментировать ситуацию по телефону господин Кузичев отказался, на письменный запрос «Ъ» природоохранная прокуратура не ответила.

Сергей Титов, https://www.kommersant.ru/doc/5172916?query=ульяновск

фото мичуринск-наукоград.рф

Комментарии:

  1. Докатились! Это всё от вседозволенности, стремительно взращённой бывшим руководством области. И не только с четвероногими друзьями человека.

  2. Собачек защищают? А про людей не подумали? задолбали у нас в доме эти собачки прикормленые! местные идиотки прикормили собак! На Островского! Гавкают круглые сутки напролет Житья нет! Я лежу, давление. И слушаю их гавки! Их подкармливают мои ровестницы! Вроде жизнь их научить чему то должна! Ан нет! А сюда все вся городская псарня сбегается! Этих защитников лечить надо! собаки им дороже покоя людей!

  3. Помню раньше были собаки но не столько же! Позвонишь в горисполком и вопрос решен. А тут чуть не в каждом дворе, а чуть подальше от центра ужас что! А в квартирах что? со всех сторон гавки! Живут в квартирах и собак разных заводят словно думают господа во дворцах живут! Один лай!

Обсуждение закрыто.